Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

а я на море!

Варит и поет

Размешает туман туманная госпожа. Мы выходим угли мешать и слегка дрожать у тумана в густых тенетах, в его плену… он густеет – его и ложкой не провернуть.


За туманом скрываются сосны и каланча. Расскажи мне об этом все, например, сейчас. И, покуда горит огонь, золотя туман, может статься, что боль, шипя, отлетит сама, растворится в туманном вареве госпожи – и оставит тебя уснуть и спокойно жить.

Гулко-гулко ударит колокол в молоке. Кто боялся людей, шагов – уходил к реке, и теперь у реки ни плеса, ни тишины… пусть немного тебя отпустят больные сны. У реки мы построим дом, нас найдут с трудом, позабудем что было до, что случилось – до.

Расскажи мне об этом все. Например, теперь, проводи это все навеки по той тропе, где не ходят, где травы сорные не растут. Пусть теперь оно будет как-то – не тут, не тут.

Заклиная свою беду, на отвар подуй, избывая свою беду – не прощай, не смей. Потому что уйдет туман, и снега падут, и весна пробудит цветы, пауков и змей. Непрощенное, словно цифру, держи в уме. И, когда тебе дарят злато и мир сулят – прибавляй.


Фото by skeeze


а я на море!

Дрючьба народов.

Я - птичка-наивняк. Мне за тридцать, я много людей повидала на своем веку, но по-прежнему наивно верю, что когда человек из-за границы пишет по-английски первой попавшейся девушке - это он хочет пообщаться с представителем другой культуры.
Только после фразы "не говори обо мне своему мужу, а то будут проблемы" я задумалась, что же он понимает под словом friendship, и точно ли это то, о чем я думаю.
Следующим шагом фигурант начал просить телефон, набиваться в гости обещать уважать тот факт, что я замужем - то есть не попасться моему мужу. Тут я все поняла и расстроилась, а клиент отправился в баню. Это все, что вам надо знать обо мне.
а я на море!

Анархист Матюкайленко и смерть главгада

В то утро анархист Матюкайленко был очень занят. Разобрал и собрал пулемет, подлатал сапоги и как раз обустраивал деревенский туалет — не слишком близко к Переплюйке. Он вырыл яму, установил крышу и стены, и все, что положено. Когда пацифист Митя добрался до места его трудов, анархист уже вырезал на двери отверстие в форме черепа со скрещенными костями. Это значительно труднее, чем общепринятое сердечко, поэтому анархист изо всех сил трудился, не покладая лобзика и вытирая пот рукавом. Пару досок подходящего размера он уже запорол.
- Слышь, анархист! - задыхаясь от быстрой ходьбы, сразу заорал Митя. - Там ...там...говорят, главгад помер! Совсем как есть подох, попа вызвали и вообще!
- Да бухает он, - отозвался анархист. - На той неделе стрелочник Макар тоже пропал, а вчера нашелся в наливайке под столом.
- Помер, точно говорю! - настаивал пацифист Митя. - Учитель этой, как ее, сольфеджии в райцентре точно мне сказал, что были знаки, а поп...
- Скажи мне лучше, - перебил его анархист Матюкайленко, - ты наган заряжать научился?
- Да я ж пацифист! - фыркнул Митя.
- Хорошо, а картоху посадил? - прищурившись, осведомился Матюкайленко.
- Э.., - сказал Митя. - Э...
- А в подполе убрано? А то вдруг стрелять начнут с того берега!
Пацифист Митя молчал.
-А дверь в сортире у тебя хотя бы — есть? - не дожидаясь ответа, анархист Матюкайленко развернулся и потащил свою свежевыпиленную дверь в сторону недостроенного нужника.
После некоторой паузы озадаченный Митя сказал спине анархиста: «Да что там красть-то?».
а я на море!

Социальные сети поломались

Я все еще могу писать здесь стихи и рассказы. Но в остальном - как-то так. И я даже не могла собраться изложить это своими словами. Поэтому, вопреки традиции, тут будет кросспост.

Оригинал взят у klimolya в Социальные сети поломались
Не могу писать в блог. Ни в какой, ни в один. Даже в рабочий, хоть бросай к чертовой бабушке проект - что я, собственно, фактически и сделала уже. И многие друзья жалуются на то же.

Недавно прочла в фейсбуке меткое «какой может быть диалог с теми, кто хочет тебя убить, но стесняется сказать об этом прямо». Как там у Гумилева было?Я понимаю, что это относится далеко не ко всем моим читателям — подозреваю, вообще к меньшинству. Я не люблю пафосные отфренды и мне противно реагировать на флешмобы типа «я страшный политический радикал, лента очистись». И сама их не провожу, гадко. За все время отфрендила двоих оппонентов — одного за непонимание мелодики стихов Чичибабина (ну не сошлись мы во взгляде на поэзию), второго — за лайк к моей мимимишой пейзажной фоточке. Радость по поводу терактов в нашем общем городе пролистала, поплевавшись про себя, а от лайка стало настолько гадко, что нажала на кнопочку «отфрендить».

Иногда очень хочется поделиться чем-то. Рассказать о звонкой капели, мешающей спать ночью. О простом и клевом рецепте ликера. О песне, которую напеваешь, и внезапном открытии. Об очередном теракте и об убийстве на улице имени того самого поэта. О каждодневной тревоге и надежде. О чашке кофе и кружащихся снежинках за окном... Иногда я даже вымучиваю из себя пост. Но в большинстве случаев не могу, нет.

Уютненький бложик перестал быть уютным. Ощущение безопасности, ощущение созвучия с будущими читателями пока не отправленного, только рождающегося  поста потеряно почти безнадежно. И, судя по жалобам друзей, шлющих мне в скайпик то, что могло быть отличным постом в их блоге и что я бы, как и многие другие, с удовольствием там бы и прочла, это не только моя проблема.

Простите те, кто... Долго формулировала, кто же именно. Те, кто (как там у Гумилева?) не «стоит пред раскаленным горном» и хотел бы меня читать. Я отлично понимаю, что далеко не все мои читатели прямо или косвенно льют ту самую пулю. Но... перестало работать. Это неправильные шарики, они не радуют.

Это ни в коем случае не магическое заклинание «лента, очистись». Это просто констатация факта. Мои читатели, кто бы они ни были, имеют право быть в курсе.

С интересом думаю, не закрыть ли комментарии. Наверное, просто предупрежу — вопреки обыкновению все дискуссии про политику буду тереть. Кто хочет что-то сказать личное — велкам. Хотя предупреждаю — я не очень хочу слышать личное от рабочего из лирического стихотворения вековой давности. Тошнит.

Оригинал поста на dreamwidth.org. Вы можете комментировать здесь или там, используя OpenID.
зимнее

Депрессии посвисчается


Чтоб здесь был свет, ток должен идти по нам.
БГ
Где-то там возведут дворцы и дворцы сметут.
Где-то там ледяные пальцы судьбу плетут.
Вот ты куришь в такую зябкую темноту.
И как будто в крови твоей только яд и ртуть,
все, что правильного ни сделано — все не тут.
Не тут.

Говорит темнота тебе: «А чего ты ждал?
Ты на самом-то деле говно, а не провода.
Торговал ты лицом,
а что толку в тебе таком?
Был трусливым бойцом,
нерадивым учеником.
Не отмерил ни разу, отрезал — три раза, три ли?
Твои глупые дети за школой вчера курили».

Намерзает на сердце тонким таким ледком
и крепчает, чего бы наши ни говорили...

Только ток выбирает обычные провода.
Например, я тебя безвременью не отдам,
например, мы хотели пить — и нашлась вода,
например, ты боялся «нет», а услышал «да».

Далеко ледяные пальцы сплетают нить.
Им легко отдавать тепло, их легко винить.
С темнотой мы всегда идем говорить одни
по дороге большой беды и большого льда.
И когда тебе в этом мороке как-то так,
все равно ты проводишь ток, поднимаешь флаг.
А все прочее — несущественно,
извини.
а я на море!

Жила-была женщина, которая боялась, что ей не достанется

Жила-была дама, которая боялась, что ей не достанется. Всем известно: хороших мужчин очень быстро разбирают, на работу можно устроиться только по знакомству, самые свежие продукты бывают в пять утра, а все, что выбрасывают соседи, еще может пригодиться. К тридцати годам у женщины, которая боялась, что ей не достанется, была полная всякого хлама квартира, в которой до потолка громоздились ящики купленного по дешевке и взятого задаром. Находились среди ее сокровищ и прикупленные по случаю довольно дорогие вещи, которых потом не будет вот совсем, поэтому пришлось взять в кредит.

Где-то среди вещей обретался муж, за которого наша героиня срочно вышла замуж, чтобы был. Муж смотрел телевизор, на котором cтояли пять шляпных картонок и швейная машина, и иногда вспоминал, как его зовут. И еще временами появлялись на горизонте на всякий случай приобретенные три-четыре любовника. А то ведь молодость пройдет, где потом возьмешь? И муж, и любовники женщину, которая боялась, что ей не достанется, крупно раздражали. До них ли, когда с приобретений надо все время пыль вытирать, да у тебя четыре работы, вдруг денег не хватит, а кредиты платить надо. В общем, она не очень помнила, зачем ей эти странные мужчины со своими глупостями. То звонят, то обниматься лезут, то борща наливай.

Женщина, которая боялась, что ей не достанется, едва успевала здороваться с людьми, давно ни с кем не говорила и часто простужалась.

Иногда наша героиня очень хотела бросить все и убежать на тропический остров с клатчем и в босоножках. Но всякий раз ее останавливал страх лишиться всего приобретенного.

Однажды добрый волшебник, пролетавший мимо унылого и пыльного жилища женщины, которая боялась, что ей не достанется, оставил на коврике под дверью развернутый глянцевый журнал. Статья называлась «Генеральная уборка», заглавие было написано розовым. Но вот прочла ли ее испуганная дама — этого я не знаю.
Лайкать можно на сайте и в группе

Google
боевые кличи

Анархист Матюкайленко и стратег Панас

Однажды у анархиста Матюкайленко выдался тяжелый день. Враги осаждали его со всех сторон, то шапками бронебойными закидывали, то листовки сверху выбрасывали, дескать, сдавайся, подлый анархист, мы тебя почти не обидим. А анархист залег в бурьянах и строчил из верного пулемета, но с похмелья часто промахивался.
И в тяжкую эту годину пришел на помощь анархисту Матюкайленко стратег Панас — выскочил внезапно из кустов малины. Был он неопределенного возраста, небрит, в соломенной шляпе и постолах, в драных полотняных штанах, зато с дорогущим планшетом, на котором строчил постоянно одним пальцем с обломанным грязным ногтем. В Интернете все время кто-то был неправ.
- Слева заходи, - без «здрасте» сразу перешел к делу Панас. - Не видишь, что ли, дурень? Кто так пулемет держит?
- Ты кто? - опешил анархист. - Чего приперся?
- Давай наступай быстро! - не унимался Панас, яростно строча в планшете и почесывая выдающееся пузо. - Разлегся! Ты что, темнота, не знаешь, лучшая защита — нападение? Окружай их и дело с концом.
- Ты в одиночку кого-нибудь окружать пробовал? - осведомился Анархист, стряхивая с шапки очередную листовку, на этот раз пахнущую духами, не иначе как актрисы переписывали в помощь военным, актрисы это любят.
- То я, - отвечал стратег Панас. - А ты анархист, ты должен. Что, сложно взять и окружить? Так не берись, криворукий.
Тут анархист Матюкайленко обиделся до глубины своей анархической души, отобрал у стратега планшет и прогнал взашеи. Наступал уже вечер, враги отползали от его засады попить чаю с вареньем.
А в вечернем тумане, заливавшем лесные поляны да холмы, долго еще раздавались вопли стратега Панаса: «Министра обороны на мыло! Пушки, пушки подкатывай! А теперь танками! Позор! Ура! Слава!»
Google
Я

Дикий марсианский ежик-мутант

Я вот тут подумала, что коллекция старых рассказиков, которые я чисто для себя здесь складываю, будет без этой саги совершенно неполна. Да и потеряться может. Так что выкладываю, используя единственные свободные полчаса на сегодня (ну вот такой день выдался). И баиньки.
Часть файлов нашлась в набранном виде, часть быстренько набираю из блокнота, найденного при разваряживании ящиков стола. Бумага пылится, желтеет и выгорает, на Интернет вся надежда. Писано левой ногой на парах в Университете (то есть пару жизней тому назад), но вдруг вам понравится. Когда-то давно это даже публиковали в интернет-журнале. Вот только увы, он давно закрылся, и гугл его не ищет.
Collapse )
Google</p>
Гладиолус

Жила-была не женщина, а богиня

Жила-была прям не женщина, а богиня. Вот реально, все бабы как бабы, а она богиня и все. И ходит, как богиня, и говорит, как богиня, и даже бигуди накрутит — а в зеркале опять, сами понимаете. Богиням на земле тяжело. Во-первых, приходится по ней ходить. А она в пятки бьет, каблуки ломает, да и камешек то и дело подсунет богине под любимую шпильку за тыщу долларов. Ну или не за тыщу, но говорили, что не отличить, почти как там, только Китай. Во-вторых, по земле ходят другие. А они не все сразу прямо в курсе, что ты не женщина, а богиня. Могут и нахамить, и толкнуть, а как-то украли кошелек и даже не извинились.
Не женщина, а богиня иногда очень страдала. В конце концов, какой интерес быть божественным созданием, если никто тебе не молится? Ерунда какая-то, так и тонус можно потерять. Кроме того, ее постоянно пилила мама, которой хотелось видеть в доме зятя и внуков. Но как-то негоже богине выходить за кого попало, да и вообще... На работе у богини тоже было не все гладко - ну откуда коллективу бухгалтерии при троллейбусном парке знать, как общаться с богами? Как правильно просить их свести баланс, например. Или помыть уже за собой чашку.
Но потом выход нашелся. Не женщина, а богиня узнала, что если хочешь что-то получить, надо что-то отдать. Например, немножко божественности. Наша героиня придумала трехдневные курсы «Открой во мне богиню» и объяснила целой куче людей, что это очень полезно для здоровья и самооценки, да и мужья быстрее появляются у тех, кто откроет богиню в не женщине, а сами понимаете ком. Вышло отлично. Дамы общаются, поклоняются не женщине, а богине, чувствуют себя немножко причастными, она великодушно принимает их скромные пожертвования и дает им почувствовать немножко богинями и себя. Аватарками, так сказать. Теперь не женщина, а богиня — кумир сотен тысяч домохозяек и клерков, гастролирует, выбирает из пачки женихов, которые ей не подходят, ведет интересную жизнь и вообще. Потому что альтруизм — хорошая штука.
Лайкать тут.
а я на море!

Сколько спасательных кругов в твоей корзине?

Моя подруга, очень хороший психолог и просто позитивный, умный и начитанный человек, завела профессиональный блог.
И сегодня там первый пост.
Hungry
Angry
Lonely
Tired
Сегодня там разговор о том, кто чем спасается, когда его все достало, хочется есть, начальник урод, и о том, как важно, чтобы спасательных кругов было больше одного.

Заходите, я думаю, будет интересно.
Здесь была реклама Оли Климовской.